Огюст Монферран. Судьба архитектора

Экскурсии в Санкт-Петербурге | Музеи Санкт-Петербурга | Гостиницы Петербурга

На протяжении сорока лет жители столицы видели, как в центре города росло колоссальное здание Исаакиевского собора. Злые языки называли его «вечно строящимся». Все сорок лет Огюст Монферран оставался бессменным руководителем работ, главным архитектором, отдавая ему свою энергию, силы и знания.

Анри Луи Огюст Рикар де Монферран - архитектор Исаакиевского собора

Еще осенью 1835 года Анри Луи Огюст Рикар де Монферран составил завещание, в котором просил похоронить его в одном из подземных сводов Исаакиевского собора.

На протяжении многих столетий в Европе существовал обычай: архитектора хоронили под сводами самой любимой построенной им церкви. Монферран пожелал, чтобы его похоронили под сводами Исаакиевского собора, и его имя еще более было бы связано с этим выдающимся архитектурным памятником.

Александр II отклонил просьбу, объясняя тем, что зодчий католик, а собор православный. Спустя месяц после открытия собора, 28 июня 1858 года Огюст Монферран скончался. Вдова архитектора Элиза Монферран увезла прах мужа в Париж, где могила зодчего затерялась. Соотечественники мало знают о деятельности Монферрана, так как большая часть его жизни прошла в России. Здесь расцвело его творчество, здесь он создал свои лучшие творения.

Исаакиевский собор красив в любое время года. Осенью, омытый дождями, он выступает мрачной темной громадой, но даже в тумане, в самые глухие ночи тускло поблескивают его купола. Зимой снег серебрит крышу, хлопьями ложится на статуи и рельефы, одевая стержни колонн прекрасным покровом инея. Собор стоит тихий, спокойный, седой. Весной, окутанный прозрачным воздухом, он вновь молодеет, теплеют его студеные камни. А летом, подернутый легкой Дымкой, производит незабываемое впечатление изысканными цветовыми сочетаниями благородного серого мрамора стен, блестящих розоватых гранитных колонн портиков, сверкающих золоченых куполов и необычайной, почти музыкальной выразительностью силуэта.

Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге

Исаакиевский собор навсегда вписан в силуэт города. Он виден и узнаваем отовсюду. Осенью 1858 года приехавший в Петербург французский писатель Теофиль Готье написал книгу «Путешествие в Россию», в которой Исаакиевскому собору посвятил целую главу. «Архитектор здесь не стремился удивить, он искал красоты, и, конечно, Исаакиевский собор - самая прекрасная церковь, построенная в наше время. Ее архитектура превосходно соответствует Санкт-Петербургу, самой молодой и новой столице». Саму столицу писатель называет «золотым городом на серебряном горизонте, где вечер белеет рассветом». Готье описывает собор во все времена суток: утром, днем и вечером, в разную погоду, при разном освещении, с разных точек зрения. «Если встать на углу сквера у Адмиралтейства, Исаакиевский собор предстает во всем своем великолепии, и с этой точки зрения можно судить о здании в целом. Отсюда полностью видны главный фасад и один из боковых порталов. Осененный крестом большой купол с ротондой и фонарем сияет золотом на фоне небес.

С первого же взгляда все радует глаз. Стройные, сдержанные классические линии монумента благоприятнейшим образом подчеркиваются богатством и цветовой гаммой самых совершенных материалов: золота, мрамора, бронзы, гранита... Массивный гранит поддерживает вечную бронзу, неразрушимый мрамор покрывает стены, чистое золото сияет на крестах и куполах, придавая зданию восточный и византийский вид греческой церкви».

В то же время собор вписан в русскую природу, живет в ней; она принимает его, включает в свою игру. «Климат красит его игрой света, неожиданными эффектами, которые из римского преображают его в совершенно русский храм. Северные феерии разыгрываются вокруг монумента и приобщают его к этой северной стране, не лишая в то же время грандиозного античного вида».

Вот уже полтора столетия жители и гости Санкт-Петербурга могут подняться на смотровую площадку собора, с которой город открывается полностью, давая возможность не просто полюбоваться его гигантской панорамой, но и почувствовать душу Петербурга, с огромной высоты увидеть первоначальные черты этого удивительного города. Лишь отсюда, из-под купола, перед нами откроется незабываемая картина:

Разумно в центр бегут прямые магистрали,
Лежат зеленые, большие острова,
За ними - море, ширь, синеют дали, дали,
И город пополам змеею рвет Нева.
А. Лозина-Лозинский.

Более семидесяти лет Исаакиевский собор был кафедральным православным храмом Российской империи. Таким он оставался до 1922 года. В день празднования Христова Воскресения первый удар его главного колокола являлся сигналом для всех колоколен и звонниц церквей Петербурга. Весь город оглашался колокольным звоном и освещался праздничной иллюминацией. «Голос» Исаакия вспоминал В. В. Набоков и одном из своих стихотворений:

... И плыл по набережной гул, Во мгле колокола гудели- Собора медные качели...

В 1928 году по ходатайству Наркомпроса Президиум ВЦИК РСФСР вынес решение о ликвидации религиозной общины. Собор был закрыт.

В начале 1930-х годов со всех четырех колоколен собора колокола были сняты и переплавлены. Было изъято «более 43 килограммов золота, 2200 килограммов серебра, 796 драгоценных камней». В храме, превращенном в антирелигиозный музей, демонстрировался маятник Фуко, убранный в 1986 году. А в Исаакиевском соборе, который по-прежнему остается одним из главных музеев города, теперь иногда проходят самые торжественные богослужения.


Нет комментариев

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.

 

Сайт сделан в студии «Фарбик» информация о сайте