Пристань со сфинксами

Экскурсии в Санкт-Петербурге | Музеи Санкт-Петербурга | Гостиницы Петербурга

Фото
Видео
Камеры
Скрыть все



В 1834 году напротив Академии художеств, на берегу Невы закончились работы по сооружению большой гранитной пристани с пологим спуском к Неве. Ее проект был разработан архитектором К. А. Тоном. Руководил строительством инженер-полковник путей сообщения Е. А. Адам.

Сфинксы на пристани у Академии художеств в Санкт-Петербурге

Пристань строилась в центральной, парадной части столицы и была первой на пути иностранных кораблей, плывущих в Петербург со стороны Финского залива. Поэтому своим внешним видом и декоративным убранством она должна была привлекать всеобщее внимание и радовать глаз.

И действительно, пристань производит впечатление удивительной гармонии, величия и органической связи с окружающим архитектурным пейзажем и широкой гладью реки.

Две широкие пологие ступени, поднимаясь прямо из воды, ведут на обширную площадку с симметрично расположенными на ней двумя полукруглыми каменными скамьями, края которых декорированы скульптурными деталями, изображающими крылатых львов - грифонов (грифоны - существа с львиными туловищами и орлиной или львиной головой), отлитых из бронзы на Колпинском заводе в 1834 году по модели бронзовых дел мастера П. П. Геде. Прижав к голове уши и злобно оскалив рты, они охраняют вход на полукруглые площадки с гранитными скамьями. В конце XIX столетия грифоны были утрачены.

В 1958 году архитекторы И. Н. Бенуа и А. Е. Поляков по сохранившимся архивным документам и литографии картины художника 30-40 годов XIX века М. Н. Воробьева составили проект восстановления утраченных грифонов. Модели выполнил мастер научно-реставрационных производственных мастерских Г. Ф. Цыганов, а отливку в металле произвели литейной мастерской Академии художеств.

В 1959 году грифоны вернулись на свои старые места.

Ступеньки лестницы, расположенные между скамьями, ведут к набережной. По краям лестницы стоят высокие цилиндрической формы бронзовые торшеры - светильники, украшенные рельефами. Львы-грифоны вместе со светильниками - торшерами египетского типа, каждый из которых поставлен на четыре львиные лапы, как нельзя лучше дополняют впечатляющий и цельный по художественному замыслу ансамбль на набережной Невы. А еще выше, уже на набережной, по обеим сторонам пристани, на огромных прямоугольных гранитных постаментах покоятся колоссальные сфинксы.

Их поза спокойна и полна достоинства. Царственно-величавые и равнодушные ко всему окружающему, сфинксы лежат, выставив вперед могучие лапы.

Головы изваяний украшены традиционным головным убором - царским немесом (праздничный платок, спускающийся с затылка на плечи) и двойной короной, символизирующей власть над Верхним и Нижним Египтом. Короны вырублены из гранита отдельно и укреплены на головах статуй. Лоб до половины закрыт головным платком, который, обрамляя лицо, падает на плечи и концами свисает на грудь. (Головной платок, обязательный атрибут царской власти, всегда изображался на изваяниях сфинксов, корона же встречается крайне редко.) На лбах статуй украшение в виде приподнявшегося урея (кобры), считающегося священным животным, покровителем и защитником фараонов. К сожалению, головы змеек отбиты на обеих статуях.

Каменным ликам сфинксов древнегреческий ваятель придал портретное сходство с лицом фараона Аменхотепа III (фараона XVIII династии, жившего в 1419-1389 годах до н. э.), что подтверждается надписями на груди статуй. Широко открыты продолговатые, миндалевидные глаза сфинксов, веки же лишь обозначены кольцом рельефных тонких полосок (прием, характерный для древнеегипетского искусства). Немигающий, застывший загадочный взгляд устремлен вдаль. В углах сжатого рта таится еле уловимая улыбка, вернее, лишь намек на нее. Подбородки и покрывающие их бороды (фараоны носили накладные крашеные бородки) отбиты на обеих статуях. Тонко и тщательно моделированы уши. Гладкое округлое лицо не оживлено ни морщинкой, ни складкой, не выделен ни один мускул, и исполнено так, как предписывалось канонами придворного искусства той эпохи.

На шее каждого сфинкса - широкое ожерелье из шести рядов бус. Это традиционное украшение, которое носили не только фараоны, но и их приближенные, знатные египтяне. Плечи сфинкса и часть передних лап покрывает полосатая ткань. Посередине груди в виде медальона выбит картуш, на котором высечено имя фараона, титул царя Верхнего и Нижнего Египта. Туловище сфинкса изваяно обобщенно, без детализации. Древний ваятель сосредоточил все внимание на изображении головы и лица фараона.

В понятии древних египтян сфинкс мудр как человек, силен как лев. Эти качества они приписывали и фараонам, власть которых была чрезвычайно велика.

Обе статуи испещрены иероглифами. Они высечены и на картушах, и на груди сфинксов, и сплошной лентой тянутся по боковым краям гранитных плит, служащих основаниями статуй. Каждый сфинкс имеет по две надписи, представляющие собой варианты титулов Аменхотепа III.

Впервые полный перевод этих надписей сделал в 1913 году русский египтолог, впоследствии академик В. В. Струве. Надпись на груди и между лапами на обоих сфинксах почти одинакова: «Царь Верхнего и Нижнего Египта, Нембара. Сын Ра, Аменхотеп, правитель Фив, строитель памятников, восходящих до неба, подобно четырем столпам, несущим небесный свод».

На каждом из массивных постаментов в 1843 году было высечено: «Сфинкс из Древних Фив в Египте привезен в град Святого Петра в 1832 году».

Интересно, что в качестве постамента для сфинксов использован гранит, похожий на тот, из которого были сооружены сами сфинксы. Гранит для постаментов был вырублен цельным блоком в окрестностях Сиены.

Высота каждого сфинкса 3,75 метра, длина - 5,43 метра, ширина - 1,78 метра, вес - 23 тонны. Полировка сфинксов была произведена при их изготовлении и до сих пор, за 35 веков, не подновлялась.

Подобных сфинксов, изображающих Аменхотепа III с двойной короной, с обилием надписей и так хорошо сохранившихся, пока больше не найдено. Поэтому петербургские сфинксы являются уникальными памятниками древнеегипетского искусства.

Они воспеты не только А. Блоком и В. Брюсовым, но и И. Тургеневым:

Изжелта-серый, сверху рыхлый,
исподнизу твердый, скрипучий
песок... песок без конца, куда не
взглянешь!
И над этой песчаной пустыней,
над этим морем мертвого праха
высится громадная голова египетского
сфинкса.
Что хотят сказать эти крупные,
выпяченные губы, эти
неподвижно-расширенные,
вздернутые ноздри - и эти глаза, эти
длинные, полусонные
полувнимательные глаза под двойной
дугой высоких бровей?
А что-то хотят они!
Они даже говорят - но один лишь Эдип
умеет разрешить загадку и понять
их безмолвную речь...

И. С. Тургенев. Сфинкс, 1878

Глядя на них, нельзя не вспомнить строки стихотворения В. Иванова «Сфинксы над Невой».

Волшба ли ночи белой приманила
Вас маревом в полон полярных див,
Два зверя - дива из стовратных Фив?
Вас бледная Изида полонила?
Какая тайна вам окаменила
Жестоких уст смеющихся извив
Полночных волн немеркнущий разлив
Вам радостней ли звезд святого Нила?


Нет комментариев

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.

 

Сайт сделан в студии «Фарбик» информация о сайте