Фабрика Мельцера: фаворит императорского двора

Экскурсии по Петербургу
| Музеи города
| Гостиницы
| Жилье посуточно

Город по европейскому образцу – таким видел Петр I Санкт-Петербург. Что получилось, мы можем видеть сами: великолепная архитектура, художественное и музыкальное, да и в целом культурное наследие. Город белых ночей был ориентиром эстетических вкусов аристократического общества, а императорское окружение задавало тон светской жизни. Немалый вклад в антураж царских покоев внесли Мельцеры, развернувшие семейный бизнес длиною около полувека. Фабрика с немецкой «фамилией» была настоящим законодателем российской мебельной моды прошлого. Попробуем разобраться, чем же очаровали изделия Мельцеров государей, а также почему фабрика попала в историю.

Держаться корней

Стремительный успех семейного бизнеса объяснялся просто: все участники производства были довольны занимаемыми положениями и занимались любимым делом. Основатель компании предприимчивый Фридрих Иоганн, на русский манер Федор Андреевич, Мельцер выкупил мебельное предприятие у А.И. Тура предположительно в 60-х гг. XIX века. После смерти отца-основателя, фабрикой заправляли его сыновья. Старший Федор был главой компании, средний Эрнест работал инженером. Кстати, именно по его эскизам были выстроены производственные корпуса на набережной реки Карповки, в домах 27-29. Младший имел творческий способности и в статусе главного архитектора долгое время руководил художественным отделением фабрики. Именно его дизайнерские идеи можно видеть в реализованных проектах меблировки Царского Села и Эрмитажа. Приемный сын старшего Мельцера Иван Трофимов, электрик по образованию, занимался разработкой осветительных приборов.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

Оправданные риски

Изделия Мельцеров быстро заслужили славу в дворянской среде. На фабрику одни за другим шли заказы от императорского дворца. Более того, сметливые сыновья не стеснялись предлагать весь пакет услуг, помимо непосредственно мебели включая в смету разработку дизайна интерьера, освещение, аксессуары, которые сами и изготавливали.

Однажды неосторожность (или алчность – этого никто не знает) братьев чуть не свела на «нет» репутацию фабрики. Компания, известная даже за пределами Петербурга, казалось бы, быстро потерпела фиаско. Виной тому два отправленных счета вместо положенного одного на поставку мебели императору Александру III в Аничков дворец. В результате непозволительной ошибки государь дискредитировал производство, лишив Мельцера статуса поставщика императорского двора. Однако со сменой правительства все изменилось, и Николай II быстро восстановил справедливость.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

Даже вторая ошибка фабрикантов не поколебала мнение императора. Речь идет о знаменитом деле «о ремонте бассейна» в Мавританской комнате Александровского дворца. Мельцеров подозревали в завышенных ценах, неоправданной смете и низком качестве проводимых работ. Несмотря на это Николай II «повелел оставить бассейн без исправления, изъяв его из ведомства Дворцового правления и возложив всю ответственность за состояние бассейна после ремонта на архитектора двора Мельцера», а сам продолжал заказывать предметы убранства для собственного дворца.

Кульминация успеха

На рубеже веков на фабрике работало примерно полтысячи человек. Заводские помещения вмещали в себя несколько цехов: рисовальная, скульптурная, столярная, резная, токарная, лакировочная, бронзовая, слесарная, обойная, швейная, а также машинное отделение и библиотека.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

Первые выдающиеся работы Мельцеров относят к 1875 году. Именно в тот год была сделана мебель для апартаментов великой княгини Марии Александровны, герцогини Эдинбургской, в Фермерском дворце в Петергофе. Совместно с фабрикой Н.Ф. Свирского Мельцеры изготовили часть мебельного убранства для комнат Николая II и его супруги в Зимнем дворце. На фабрике создавали обстановку комнат императрицы в Большом Царскосельском дворце, убранство Зимнего, Александровского дворцов и Нижней дачи в Петергофе.

В конце XIX века в Александровском дворце были реализованы Палисандровая гостиная и Лиловый кабинет императрицы, Кленовая гостиная Александры Федоровны, Уборная и Рабочий кабинет Николая II. Причем для обстановки этих пространств Мельцеры изготовляли не только мебель, но и работали в качестве дизайнеров интерьера. Создавали лепные и живописные работы, выписывали дорогие ткани и ковры из Европы, инсталлировали подсветку картин. Известно, что Мельцер поставил в кабинет императора плафоны «с пестрыми стеклами в пайке тифани», бра, лампы и 8 стекол «пестрых тифани [...] для фрамуг», а также два «богато резных» кресла «Renaissance» из ореха и стулья «а lа Чиппендейль». Мебель детских комнат царской семьи окрасили разноцветными полосками, что в свое время сложилось в тенденцию на цветные и полосатые интерьеры.

Помимо расположения производственных мощностей на Петроградской стороне бизнесмены основали несколько монобрендовых салонов на главной магистрали города – Невском проспекте.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

На рубеже веков Мельцеры одни из первых начали использовать палисандр и инкрустацию, а также целлулоид, имитирующий слоновую кость. Целлулоид позволял создавать мебель в стиле рококо и копировать французские образцы в технике Буля. Некоторые вошедшие в историю предметы мебели для императорского дворца изготавливал архитектор С.А. Данини. К сожалению, после революции 1917 года многие аутентичные изделия Александровского дворца были розданы в различные государственные учреждения.

Кроме императорских заказов Мельцеры выполняли меблировку для таких известных личностей, как Г.Г. Елисеева, М.Ф. Кшесинская, А.Ф. Кельх, Э.Л. Нобель, С.Ю. Витте и других. На фабрике изготовляли мебельные предметы для больничных помещений Императорского клинического повивального института, для «Петербургского общества страхования», к крупным заказам завода относились отделка и меблировка царских комнат в усыпальнице Петропавловского собора. Среди почетных клиентов компании были и москвичи. Фабрика Мельцера поставляла мебель в особняк С.П. Рябушинского, гостиницу «Метрополь», ресторан гостиницы «Московская», торговый дом «Метрополь» и другие. Мельцер отправлял изделия со своего завода и в Киев, и в Рим, одним из последних крупных заказов была меблировка дворца болгарского царя.

Вместе с тем глава компании чутко чувствовал рынок, поэтому параллельно с царским поставками на фабрике производили мебель и для среднего класса. Так, ловко используя целлулоид в производстве предметов мебели, можно было добиться эффекта слоновой кости. Фабрика Мельцеров шла в ногу со временем, поставляя изделия в разных стилях и задавая тон петербургской моде. Ножки-кабриоли и рельефная трельяжная сетка с цветочками на венчающем фронтоне в императорских резиденциях стали характерными чертами мебели эпохи модерна. Нередко к модернистскому стилю примешивались черты востока. В начале XX века фабрика отдала дань мебели в стиле «жакоб», характерными чертами которого выступало использование красного дерева и латунного декора.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

Немножко о главном архитекторе

Из великолепной четверки братьев Мельцеров особенно выделялся художественный руководитель фабрики – Роман Мельцер, он же придворный архитектор. Именно он задавал тон петербургской моде, оглядываясь, естественно, на европейскую, и мастерски перестраивался от нежного рококо в помпезную готику, от элегантного ар-нуво в строгость ампира, во всем стараясь учитывать потребности заказчиков. В его личном портфолио также мебель в китайском и восточном (шинуазри) стилях. К слову, за разработку проектов и авторский надзор Роман брал 10 % от сметы на реализацию проекта. И это при том, что Роман Мельцер был убежденным модернистом, а главной любовью всей его жизни стала архитектура.

Самое знаменитое творение, за которое архитектор получил Гран-при на Всемирной выставке в Париже – это ограда сада Зимнего дворца, впоследствии перенесенная на пр. Стачек. Роман Мельцер также вошел в историю как покровитель великого русского художника Петрова-Водкина. Случайная встреча в Хвалынске стала судьбоносной. Когда Роман Мельцер гостил в этом провинциальном городке, к нему подошел 16-летний местный юноша Кузьма – показать свои рисунки. Живопись юного дарования настолько поразила петербургского архитектора, что тот убедил будущего художника приехать в Северную столицу и получить образование. Долгое время Кузьма Петров-Водкин жил в апартаментах Мельцеров при фабрике. Самый известный плод сотрудничества художника и фабрики Мельцеров - керамическое панно «Богоматерь с младенцем» на фасаде Ортопедического института (парк Ленина,5), также Петров-Водкин работал для другой постройки Мельцера – Народного дома Нобеля на Лесном, 19.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

На рубеже веков фабрика Мельцера была едва ли не самой большой в Петербурге. В годы Первой мировой войны основными заказчиками компании были военные учреждения, на заводе производили пропеллеры, футляры для телефонов, ящики для телеграфных аппаратов и прочую подобную продукцию.

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

Фабрика Мельцера в Санкт-Петерубрге

После революции фабрика была национализирована, в разные годы здесь размещались мебельный завод имени С. Халтурина, затем мебельный завод № 4 производственного объединения «Ленмебельдревпром», экспериментальный мебельный комбинат «Интурист», входивший в объединение «Ленпроектмебель». Еще в 2000 году территорию заброшенного завода планировали отдать под жилую и коммерческую застройку. Однако вопрос о современном назначении помещения бывшей фабрики Мельцера до сих пор не решен.

Мария Погодина


Нет комментариев

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.

 

Сайт сделан в студии «Фарбик» информация о сайте